Сверкнул налитый кровью глаз, который выгнулся сегментом, потом превратился в полукруг, и вот уже над миром затрепетал бронзовый, чистый, румяный шарик-колобок…

Целиком произнесенная фраза или ее отдельные слова, обрывки гулом заполнили все вокруг. Увы, ни мне, ни моим друзьям не дано было разделить восторг верующих. Наше восприятие, деформированное атеистическим воспитанием, не способно было на подобное языческое поклонение этому чуду — рождению нового дня.

И, тем не менее, находясь под влиянием массового психоза, я тоже тогда зашептал те же слова. А о чем прошу теперь Будду, твердя заклинание возле озера Оме-Чу? Пусть он разрешит взглянуть на Канченджангу. Это единственная возможность увидеть ее так близко. Вряд ли суждено когда-либо побывать в этих местах. И пусть еще раз простит за нашу дерзость… У нас нет выбора. А туман! Разве трудно его убрать, один раз хорошенько дунуть и все. Ну, пожалуйста!

Услышал ли эти слова Будда, разогнал или нет облака, позволил ли встретиться с Богиней? Об этом вы узнаете в заключительной части моего рассказа. А сейчас имеет смысл сделать отступление от повествования и хоть фрагментарно поведать о тех событиях и происшествиях, которые случались с нами на дорогах Индии и Сиккима, когда мы только еще спешили на свидание с Канченджангой. Не зная, состоится оно или нет. Прошу вас учесть одно обстоятельство. Вы здесь белые люди. Сэры. Вас будут обслуживать, за вами будут ухаживать. Воспринимайте это как должное и ведите себя соответственно.

Примерно так говорил в мчащемся от международного аэропорта имени Индиры Ганди в отель Кутаб автобусе наш шеф и переводчик Сергей Андреевич Никшич, который неоднократно бывал в Индии и прекрасно знал обычаи этой страны.

Читайте также  Sichuan Airlines прилетает в Петербург

Поводом для этой нравоучительной сентенции стал такой вот незначительный эпизод. Еще не подозревая о своем превращении в сэров и получив рюкзаки в багажном отделении аэропорта, мы тут же сами загрузили ими багажную решетку, расположенную на крыше автобуса Делать этого, как оказалось, не следовало. Ведь мы оставили без работы, а тем самым без заработка, группу ребят-боев, которые, ничего не понимая, стояли в стороне и наблюдали, как белые, взрослые и вполне солидные люди делают ту работу, которую могут сделать они и лучше и быстрее.